Что такого христианского в христианстве?

Древнегреческий философ Сократ известен своим высказыванием, «неисследованная жизнь не стоит того, чтобы ею жить». Эти слова стали чем-то вроде 101 избитого выражения в философии, так как Сократ первый произнес...

Древнегреческий философ Сократ известен своим высказыванием, «неисследованная жизнь не стоит того, чтобы ею жить».

Эти слова стали чем-то вроде 101 избитого выражения в философии, так как Сократ первый произнес его много веков назад, но избитое это выражение или нет, оно столь же актуально сегодня, как и было в древней Греции.

И оно должно быть просто убеждающим.

В частности, для тех из нас, кто называет себя христианами.

Боюсь, что слишком многие из нас называют себя «христианами», никогда в действительности не задумываясь, что следует из этого звания и какие требования это звание налагает (или должно налагать) на нашу жизнь.

Например, хотя даже мясо и вкусно, мы бы не называли себя вегетарианцами, если бы мясо было неотъемлемой частью нашего рациона, потому что вегетарианец – это не только идеология, но и особый образ жизни. Нельзя просто поверить, что овощи – это хорошо. Чтобы быть вегетарианцем, вы должны действительно жить как вегетарианец. И если хоть раз съедите мясо, называя себя вегетарианцем, люди будут соблазнять вас сделать это снова через ваше гастрономическое лицемерие.

Теоретически, звание христианин должно работать таким же образом. Тем не менее, мы, кажется, не стесняемся называть себя христианами, когда мы только верим в Иисуса и согласны с определенным списком убеждений.

Но, неужели это все, что определяет христианство?

Веря тому, что говорит Библия, и чему даже сам дьявол верит?

Разве не должно быть христианство чем-то большим, чем просто список убеждений? Разве не должно оно быть особым образом жизни? И разве не должен этот особый образ жизни напоминать жизнь Человека, который дал христианству его название?

И если так, то разве мы не должны рассматривать его в целостности (не говоря уже о нашей вере), чтобы приостановиться, исследовать нашу жизнь, изучить Церковь, и задаться действительно трудным вопросом: «Что такого христианского в христианстве сегодня?»

christiani2

Другими словами, насколько хорошо мы, называющие себя христианами, в действительности похожи на Христа, Которому мы призываем следовать и Которого собираемся воплощать в мире?

Потому что, если мы, на самом деле, честны сами с собой и сравниваем нашу жизнь с жизнью Иисуса, то боюсь, что ответов не так много.

Или, по крайней мере, недостаточно.

Иисус сделал любовь основой своего служения. Мы же делаем доктринальную чистоту основой нашей веры и относимся к любви как к приятному бонусу.

Иисус сказал подставить другую щеку и спрятать меч. Мы же выкручиваемся, чтобы оправдать насилие.

Иисус призывал своих последователей любить своих врагов. Мы же призываем, чтобы бомбы были сброшены на их головы.

Иисус призывал своих последователей отказаться от всего, полагаясь на Бога и друг на друга в нужде. Мы же боготворим финансовую независимость, процветание и уверенность в своих силах.

Иисус сделал радикальные изменения в своей общине веры и обещал приход Духа, Который сделает еще больше. Мы же воюем с изменением на каждом шагу и любой ценой.

Иисус возрастал в мудрости. Мы же уже знаем абсолютную правду абсолютно обо всем.

Иисус боролся с религиозными властями с тем, чтобы привести отбросов и изгоев в Царство Божие. Мы же стараемся использовать нашу религиозную власть, чтобы удержать от Царства людей, которые не живут и не верят как мы.

Иисус общался с грешниками. Мы же отправляем их в ад.

Иисус смотрел на большую картину Писания, чтобы освободить людей от законничества. Мы же придираемся к Писанию, чтобы заковать людей в правила и догмы.

Иисус сказал: «Царство Мое не от мира сего». Мы же пытаемся освятить свою страну через избирательные урны.

christiani3

Иисус благословил бедных, заявляя, что Царство Божье принадлежит им. Мы же обвиняем бедных за их бедность и рассматриваем их как возможность для благотворительности, а не как братьев и сестер.

Иисус сделал исцеление больных центральным в Своем служении. Мы же рассматриваем медицинскую помощь, как роскошь для богатых и хорошо застрахованных.

Иисус сделал женщин центральной частью Своего служения. Мы же стараемся держать их подальше от служения.

Иисус называл людей других вероисповеданий «хорошими» и увековечил в притче их любовь и милость. Мы же называем миллиарды людей не иначе как злыми террористами.

Иисус сказал, что Царство Божие состоит из маленьких детей. Мы же слишком часто делаем слишком мало, чтобы защитить их от систематических злоупотреблений в руках религиозных лидеров.

Иисус никогда не переставал прощать. Мы же пропагандируем злобу во имя правды.

Иисус обнимал чужеземцев, живущих на Его родине, хваля их за любовь и верность. Мы же нарушаем законы и строим стены, чтобы удерживать чужеземцев от нашей родины.

Иисус умер, чтобы привести «неверных» людей в Царство Божие. Мы же боремся, чтобы их не пустить туда.

Иисус ставил жесткие требования своим последователям. Мы же уменьшаем христианство к чему-то немногим большему, чем список убеждений.

Теперь, не поймите меня неправильно. Я так же виновен в большинстве из этих вещей, как и человек, сидящий рядом со мной на скамье воскресным утром.

Но из-за этого, из-за моей собственной причастности, я волнуюсь, чтобы называться и быть христианином сегодня значило немного больше, чем вера в список доктрин.

Если это верно, если наша идентичность как христиан, прежде всего, в наших головах, а не в нашей жизни, то, возможно, это одна из причин того, почему многие из нас в Церкви сегодня чувствуют себя гонимыми ради нашей христианской веры.

Может, как в вегетарианце, который ест мясо, мир видит и наше лицемерие – пропасть, которая существует между нашей жизнью и жизнью Иисуса, и призывает нас жить жизнью, которая не похожа на ту, что мы исповедуем.

АвторЗак Хант / zackhunt.net
ПереводИрина Грицак для ieshua.org

 

Комментарии

комм.

Категории
Духовная жизньЛучшее

ПО ТЕМЕ

'

ПОДПИШИСЬ НА ОБНОВЛЕНИЯ!