Она с трудом подыскивала слово для определения. Хотя её словарный запас был богаче, чем у большинства, она не смогла найти слова лучше, чем гомосексуальная.

Ионафан полюбил Давида «как свою душу» (1 Царств 18:3). Для Давида любовь Ионафана была превыше любви женской (2 Царств 1:26). Ионафан с радостью снял с себя одежду, означавшую его положение, и доспехи, и отдал их Давиду. Они плакали вместе. Они сражались вместе. Ионафан был более предан Давиду, чем своему собственному отцу, который был царём Израиля. И лучшая профессор года в моём учебном заведении, не найдя никакого другого прилагательного, снизошла до описания взаимоотношений Давида и Ионафана как эротических.

Что касается меня, я помню, когда я только недавно стал христианином, один брат сказал мне, что он любит меня. Я не расплакался. Я не сказал в ответ то же самое. Я почувствовал себя неудобно, словно мне только что подарил цветы мужчина. Дух этого века лгал мне. Я считал, что любовь, если она есть между мужчинами, должна оставаться в пределах одной биологической семьи. Всё остальное было подозрительно. Мужская любовь казалась мне в лучшем случае слабой и женственной.

Многие мужчины сегодня не совсем уверены в том, какие чувства у них должны быть в отношениях с другими мужчинами. В такой атмосфере, где журнал The New Yorker обсуждает дружбу двух персонажей Квака и Жаба из полюбившихся детям книг как «земноводное чествование однополой любви», многие из нас размышляют, насколько вообще такие дружеские отношения нужны. Должны ли мы идти на жертвы, чтобы иметь их? Делает ли нас более слабыми желание их иметь? Подобно офицеру полиции, берущему показания у свидетеля, эти вопросы сами по себе говорят о том, что преступление было совершено. Сатана украл у нас.

Мужчины нуждаются в других мужчинах для того, чтобы выполнить то, к чему Бог призывает мужчин. Глубокое, полноценное, радостное общение среди братьев-христиан очень необходимо в это военное время. Военным силам не нужно больше солдат-одиночек, пытающихся лишь выжить ради своих семей. Изолированные рядовые солдаты и генералы без армий не представляют собой реальную угрозу. Чтобы наступать, нам нужна сила, которая приходит с количеством: «И если станет преодолевать кто-либо одного, то двое устоят против него: и нитка, втрое скрученная, нескоро порвется»(Екклезиаст, 4:12).

Мужчины под огнём

Хотя многие мужчины были натренированы отрицать это, мы жаждем дружбы. Когда искренность побеждает, взрослые мужчины скучают по дням сражений на мечах, упражняются с мячом для американского футбола на заднем дворе и смотрят фильм «Каратэ-пацан» глубоко за полночь. Странная боль пробивается сквозь трещины нашей самодостаточности.

И дело не в том, что братство невозможно найти. Мы видим примеры этому по крайней мере в двух местах за пределами церкви: в армии и в бандах. Такое впечатление, что военные действия взращивают братство, неизвестное в мирное время. Брат рождается на время несчастья (Притчи 17:17, дословный перевод с английского перевода Библии ESV), и созидается во время него. Огонь сражений сплавляет мужчин в братьев.

И в этом заключена огромная ирония: мужчины-христиане сражаются в самой великой войне, которую только можно себе представить, но очень редко переживают такое товарищество. Мы отправлены в бой против сверхъестественного врага, и когда снаряды пролетают над нами, мы разделяемся, расходимся каждый на свою собственную дорогу. Ставки в нашей битве выше, чем в любом другом известном миру конфликте, а мы пытаемся достигать их в одиночку. И когда мы по одному выходим на пулемётное гнездо врага, мы удивляемся, почему нас постоянно скашивает огнём. Не смелость и вера, а глупость и гордость ведут нас штурмовать врата ада в одиночку.

Как мужчины-христиане, мы сидим на белом коне, генералы семей и церквей, в то время как сатана с особенной настойчивостью поражает нас снайперским огнём. Мы — мужчины под огнём. И мужчины под огнём выживают там, где один мужчина под огнём не выживает. Наш враг использует стратегию «разделяй и властвуй» со времён Каина и Авеля. Немногие из нас знакомы с потрясающей привилегией, о которой говорит Джордж Уайтфилд (английский проповедник, один из тех, кто вместе с Джоном Уэсли основал протестантскую церковь методистов и был её лидером – прим.пер.):

Неоценимая привилегия для нас — быть окружёнными компанией солдат-друзей, ободряющих и увещевающих друг друга отстаивать свои позиции, оставаться в строю и мужественно следовать за Вождём нашего Спасения, даже если этот путь — через море крови.

Почему же мы не объединяемся вместе, как братья по оружию? Потому что мы забыли, что мы на войне. Мы плывём по жизни, не подозревая о торпеде, выпущенной подводной лодкой — до тех пор, пока она не попадёт в нас. В очень немногих из наших церквей есть кровные братья, потому что очень немногие из наших церквей знакомы с кровопролитными сражениями военного времени.

Когда ряды церковных кресел превращаются в окопы

Когда у церкви есть миссия, мужчины, из-за отчаянной нужды и любви к своим семьям и ближним, будут действовать более мужественно. Когда ложь о мирном времени раскроется, мужчины увидят снайперов, поражающих братьев порнографией. Они увидят ракеты мирских соблазнов, выпущенные по их детям. Они увидят змея, пытающегося запутать их жён в колючую проволоку. И они увидят души, которые гибнут каждый день в этой тьме настоящего времени. Их мужество не допустит пассивность. Они застегнут свою военную форму и отправятся на войну.

И мудрость будет учить их не идти в атаку в одиночку. «Мы окружены миллионами врагов снаружи и заражены легионом врагов изнутри», и нам понадобятся мужчины в наших жизнях, чтобы предупреждать нас о минных полях, вдохновлять нас, когда мы истощены, и оттаскивать нас в безопасное место, когда мы ранены.

Когда мы убеждены, что находимся в зоне войны, захватывая спорный берег в сражении против духовных сил зла, нас не удовлетворят собрания лишь для игры в мяч или для работы над домашними проектами. Мы будем собираться, чтобы изучать Божье Слово. Мы будем собираться, чтобы молиться. Мы будем собираться, чтобы обсуждать наши битвы, победы, стремления и амбиции.

Мы будем оставаться на связи всю неделю. Мы будем разрабатывать стратегии. Мы будем помогать друг другу отсекать искушающие нас конечности. Мы будем говорить друг другу суровые истины. Мы будем смеяться вместе. Мы будем вместе истекать кровью. Мы будем вместе выживать. Их сражения станут нашими сражениями, и их души будут частью нашей ответственности.

Где найти мужчин с львиным лицом

Всемогущий Бог собрал отважных бойцов вокруг Давида, которого Он сделал царём, чтобы сформировать «армию Божью» (1 Паралипоменон 12:22). Сегодня Христос, Царь Давида, собирает иную армию в Своей церкви. Мужчины, у которых «лица львиные — лица их, и [которые] быстры как серны на горах» (1 Паралипоменон 12:8), возглавят атаку.

Но как нам найти таких сильных мужчин?

К.С. Льюис помогает внести ясность: «Вы не найдёте воина, поэта, философа или христианина, вглядываясь в его глаза так, словно он — ваша возлюбленная: лучше сражайтесь бок о бок с ним, читайте вместе с ним, спорьте с ним, молитесь с ним».

Мы должны вместе выполнять миссию. Мужчины с мечами, извлечёнными из ножен, завоёвывают в товарищи наполненных Духом солдат. Вкладывайте время в бастион поместной церкви. Служите. Начинайте. Молитесь. Жертвуйте ради вашей семьи. Подчиняйтесь руководству вашей церкви. Мечтайте о новых путях достижения вашего общества и завоевания неспасённых. Найдите в себе смелость, чтобы пригласить брата на кофе. Или ещё лучше — прочитайте вместе книгу из Библии. Бог благословит ваши усилия в нужное время.

За Царя и Отечество

Мы живём в особенное время: между крестом и вечностью, между предложением вступить в брак и днём бракосочетания, между днём начала боевых действий и днём победы. Жизнь между этими эпохами — эпическое путешествие, а не завершение замечательного романа — «Братство Кольца», а не «Дневник памяти». Иисус дал нам миссию. Идёт Великая Война. Бог призывает мужчин собираться вместе, чтобы быть такими мужьями, отцами, ближними и христианами, которыми мы должны быть.

Возможно, если бы моя профессор давным давно не потеряла из виду картину войны, если бы она слышала взрывы бомб и видела падающих мужчин, она бы нашла другое слово для дружбы Давида и Ионафана: доблестная.

Автор — Грег Морзе / © 2018 Desiring God Foundation. Website: desiringGod.org
Перевод — Виталий Рогонский для ieshua.org

Комментарии

комм.